Нахаль Цеелим после шитфонот — 2. Вода в пустыне и неожиданное приключение в ночи.

* Шитафон ( иврит) — ливень.
* Нахаль ( иврит) — ручей или сухое русло.
* Гэв ( иврит) — промоина в каменных породах, заполненная водой после ливней.
* Бреха — бассейн. Здесь имеется ввиду большой полноводный гэв, образующийся после ливня.

Для справки. Нахаль Цеелим — один из интереснейших и красивейших ручьёв Иудейской пустыни. Он берёт своё начало в юго-восточной части Хевронских гор и впадает в Мёртвое море в районе Масады.

Прошло уже немало времени с тех пор, но я всё же решила написать (как и было обещано) подробный отчёт о том незабываемом походе.
Речь пойдёт о походе на нахаль Цеелим. Звучит это довольно банально, поскольку нахаль Цеелим — место известное, популярное, и многие там, конечно же бывали. Однако поход, в который я ходила в конце декабря 2013 года, получился выходящим за рамки обычного. Это была своего рода проверка того, как я поведу себя в непредвиденной ситуации. Для меня такое неожиданное развитие событий — настоящий экстрим! Хотя для кого-нибудь другого, более бывалого и опытного, например для бедуина, жителя пустынь, это была бы вполне нормальная ситуация.
Итак, через 2 недели после необычно сильных ливней в Иудейской пустыне и после наших похождений там и приключений с этими ливнями связанных (см. пост в данном блоге «Нахаль Цеелим проверяет нас на прочность…» от 27.12.13) захотелось мне снова побывать в этих местах. И задумала я сделать маршрут по руслу нахаля Цеелим, надо заметить, не в первый уже раз, правда теперь в новой, нехоженной вариации.
План похода был таков: машину оставляю на ночной стоянке (ханьон лайла) брехат Цфира, где в конце недели есть люди, снуют инспектора, и нет опасности для транспортного средства. Далее, предварительно побывав у брехи Цфира, спускаюсь по синей тропе в русло нахаля и иду, любуясь на гэвим с чистой изумрудной водой, которые обязательно должны там быть после бурного потока, пронёсшегося по нахалю в середине декабря. Посещаю брехат Наама и Эйн Намер. Смотрю, что творится в маленьком узком каньоне гай Бахак и, если есть такая возможность, спускаюсь в него. После этого обхожу гай Слаим по верху, по зелёной тропе, и когда приду на развилку зелёной и красной троп, решу, куда топать дальше: возвращаться назад или продолжить прогулку и спустится опять в русло нахаля. Всё будет зависеть от расположения стрелок на часах и от степени моей усталости. Но в любом случае мне предстоит от этой развилки идти к машине по красной тропе, преодолевая затяжной подъём Маале Анева. Именно на эту красную тропу мы не попали в прошлый раз, так как не смогли перебраться через бурные воды на противоположный берег нахаля Цеелим.
Маршрут получался длинным и достойным, поэтому ужасно хотелось как можно скорее поехать туда и пройти его.

Карта похода:

IMG_0768

И вот настал шабат, 28 декабря, день похода.
К слову сказать, мой друг Саня, с которым у меня в тот период были некоторые разногласия, и ещё несколько наших приятелей отправились в этот день делать снеплинг на нахаль Тор. Забегая вперёд, скажу, что инспектор (паках) их туда не пустил из-за опасности шитфонот. Им пришлось довольствоваться спусками на верёвках в пещере Лузит, в то время как я в гордом одиночестве совершала настоящий, большой поход и шла навстречу неожиданному приключению.
Но вернёмся к моему походу.
Выехала я очень рано, поскольку день предстоял длинный, и в 6:40 уже тронулась в путь. Прежде всего я посмотрела на большой водопад. Он был абсолютно сухой и только гэвим с водой на его вершинах напоминали о прошедшем буйстве стихии. Какой контраст по сравнению с тем, что мы видели тогда!

OLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERA

Затем я подошла к тому месту, где мы в прошлый раз прыгали через бурный поток, держась за Сашину верёвку. И вот как оно выглядело теперь:

OLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERA

Далее меня ждал небольшой подъём. Я шла по тропе вверх и любовалась на небольшие, но всё же красивые, гэвим с водой.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA
Поднявшись, не устояла перед соблазном и прежде, чем продолжить путь, спустилась к брехат Цфира. Увы, остров из камней, принесённых шитафонами, продолжает расти, и брехат Цфира уже не так красива, как прежде.
Так выглядит брехат Цфира сейчас:

OLYMPUS DIGITAL CAMERA
А так она выглядела 5 лет назад:

IMG_9298

Закончив осмотр брехи, я вернулась наверх по крутому короткому подъёму со скобками. Это был подъём с целью спуска, поскольку теперь мне предстояло спуститься в русло нахаля. Сначала по крутой скале, где для удобства были вбиты скобки, а затем по пологому хребту. Спуск этот не очень трудный, но следует соблюдать осторожность. Спустившись, бросила взгляд назад, и вот он — большой водопад, вид снизу издалека:

OLYMPUS DIGITAL CAMERA
Продолжила идти вдоль русла по тропе с синими метками. Вскоре показался очень симпатичный гэв, и я остановилась возле него, чтобы позавтракать, ведь с момента пробуждения в 4 часа утра у меня ещё росинки маковой во рту не было.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA
Вокруг было настолько красиво, что совсем не хотелось уходить из этого райского места!
Возле гэва мною были обнаружены мужские брюки из материала «футер», совсем новые, видимо принесённые ливневым потоком невесть откуда. На всякий случай взяла их с собой, чтобы не захламляли природу.
Чем дальше я шла по тропе, тем чаще на моём пути попадались гэвим, не очень полноводные, но всё ещё привлекательные.

OLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERA

А вот здесь я купалась в январе 2013, через 1 неделю после шитфонот. Сейчас воды явно меньше…

OLYMPUS DIGITAL CAMERA
Через час неспешной, лёгкой ходьбы (с момента спуска в русло) я подошла к брехе Наама. Уже на подходе были слышны голоса, и вскоре я увидела подростков, резвившихся в водах брехи.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA
На сей раз брехат Наама не могла похвастаться красотой и сверкающей водной гладью, поскольку воды там было совсем мало. Её и брехой-то можно было назвать с натяжкой, так, обычный гэв. Но дети умудрялись и при таком положении вещей получать удовольствие, они прыгали в воду со скалы и кричали от восторга.

OLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERA

Между скал, в тени сохранилось чуть больше воды, и гэв был по настоящему красив.

OLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERA

Разумеется, купаться в этой лужице я не стала, а пошла себе дальше по тропе, которая теперь проходила высоко над длинным каньоном. Шла и любовалась на пустынные пейзажи и на каньон внизу.

OLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERA

А вот и развилка, и я, конечно, поворачиваю направо, на чёрную тропу, ведущую к Эйн Намер.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA
Спуск туда короткий, но очень крутой, и на пути мне попадается знаменитая скала, вызывающая у каждого из нас определённые ассоциации.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Пробравшись сквозь узкий проход между скалами, я вскоре оказалась перед обрывом метра 3 высотой, по которому стекали тонкие ручейки. Черной разметки нигде не было видно, и было непонятно, где обходить этот обрыв.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA
Внизу, вдали, я увидела красную разметку. Там по тропе, весело щебеча, шли люди. И шли они, разумеется, к источнику Эйн Намер. Применив все свои скалолазные навыки, я спустилась с этой 3-х метровой скалы, попала на красную тропу и через несколько минут уже любовалась на полноводную бреху под источником Эйн Намер и на гэвим поблизости.

OLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERA

Внушительная, сильная струя била из скалы и наполняла бассейн чистой родниковой водой. Как же было тут не искупаться?! И я, не раздумывая, залезла в этот прохладный освежающий водоём.
Да, воды в Эйн Намер было много! Из брехи, журча, вытекал поток, образуя заводи вблизи источника. Людей вокруг тоже было много. Эйн Намер — очень красивый уголок природы, и он горячо любим нашим народом. Да и прийти сюда нетрудно, расположен источник  на расстоянии 5-6 км от нижней стоянки нахаль Цеелим.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA
Была там маленькая, человек 10, группа разных по возрасту людей с личным инструктором, и я с интересом послушала его рассказ о природных явлениях в пустыне.
Возле Эйн Намер я встретила утренних знакомых, папу с сыном, и они меня сфотографировали.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA
Папа с сыном показали мне также короткий и лёгкий путь обратно на тропу. Нужно было, сильно нагнувшись, подлезть под скалы слева от источника (если стоять к нему спиной). Я так и сделала, вернулась в русло Цеелим на красную тропу, перешла на зелёную, прошла ещё 150-200 метров — и вот он, гэй Бахак, маленький, но очень красивый каньончик, проточенный водой в розовых скалах.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Каньончик этот образовался метров на 7-8 ниже уровня русла самого ручья, поэтому сверху, из нахаля, хорошо видно, что происходит  внизу в гэй Бахак: сколько там воды, есть ли люди, и как они проходят этот маленький каньон.

Я приблизилась к обрыву и, о чудо! Каньон был заполнен свежей, чистой водой. До чего же красиво!

OLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERA

Пройдя дальше вдоль обрыва, увидела место, где нахаль Цафцефа  впадает в нахаль Цеелим. Обалденно красиво!

OLYMPUS DIGITAL CAMERA
На карте симун швилим номер 11 написано, что для прохождения гэй Бахак нужна верёвка. Поэтому я не ринулась, сломя голову, в эту красоту, а решила подождать и посмотреть, как другие люди проходят гэй Бахак, где там нужна верёвка и можно ли спуститься без неё.

Вслед за мною сюда подошла упомянутая выше группа с пышненьким инструктором. Я спросила его, нужна ли веревка? Он ответил, что да, нужна, у них она, конечно, есть, и предложил спуститься с ними. Я поблагодарила, но с ними не пошла. Неуютно как-то, люди ведь делают частный поход, какое отношение  к этому имею я…

Тем временем инструктор предложил людям в группе разделиться. Те, кто готовы переходить глубокие гэвим и замочить одежду, зашли в каньончик в самом начале. Остальных он послал к большому камню над обрывом на противополжной стороне, где-то посередине этой части каньона.
Я стала с интересом наблюдать за происходящим. Мокрая часть группы подошла к первой ступеньке, где, как мне казалось, и нужна была верёвка. Но они  легко преодолели её. Люди без всякого напряжения спрыгнули вниз и обошли большой гэв, даже не намочившись. Затем была череда гэвим, где им всё же пришлось зайти в воду примерно по пояс. Подойдя к месту, где наверху был большой камень, инструктор ловко поднялся к ожидающим там людям и помог им спуститься вниз по крутому, почти отвесному склону. Здесь уже не было глубоких гэвим, только мелкие, и группа, теперь уже в пoлном составе, двинулась дальше. Вскоре они подошли к невысокому водопаду. И вот здесь-то инструктор повесил верёвку и стал помогать людям спускаться по крутой скале. Надо заметить, что глядя на этот водопад сверху, спуск с него показался мне нетрудным , и я была уверена, что там можно спуститься без верёвки. Но когда инструктор закрепил там верёвку, я начала сомневаться в правильности своей оценки крутизны и высоты водопада. Вот так обманчиво бывает зрение.
Инструктор подсказывал своим подопечным, как спускаться, и куда ставить ноги. И я, сама того не осознавая, запомнила его указания!
Группа благополучно преодолела спуск с водопада и двинулась дальше. До самого выхода из каньона никаких препятствий больше не было, я уже успела проверить. Поэтому я побежала к началу, поскольку мне уже не терпелось оказаться внутри, и вошла в гэй Бахак, не особенно задумываясь, как я буду спускаться с водопада без верёвки.
С первых же минут меня охватило восхищение от увиденного. Без труда я спрыгнула с первой ступеньки и пошла дальше, любуясь завораживающей красотой. Вот как выглядел этот скромный каньон, гэй Бахак, через 2 недели после шитфонот.

OLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERA

Но вот я подошла к водопаду, посмотрела вниз и поняла, что спускаться здесь не так просто, как это казалось, глядя сверху.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA
Что же делать? Не возвращаться же назад?! На всякий случай сбросила палки вниз, чтобы уж точно не возвращаться :-). И опять, применив все свои скалолазные навыки и вспомнив указания инструктора, я изловчилась и спустилась без верёвки. Чем и горжусь! Какое счастье, что я запомнила, как он сказал, что надо ставить ногу вправо. Там действительно была небольшая ступенька, и она мне помогла в этом, надо заметить, немного опасном спуске.
Благополучно преодолев водопад, я посмотрела на него снизу. Круто, однако.

OLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERA

Через несколько минут я догнала группу. Инструктор как раз прыгал в воду со ступеньки в месте слияния нахалим Цафцефа и  Цеелим.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA
Обменявшись с ними несколькими фразами, я продолжила идти по каньону, в этом месте ставшему широким, и увидела ещё  немало красивых гэвим.

OLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERA

Вскоре я вышла на развилку зелёной и черной троп. Чёрная тропа уходила в гэй Слаим (слаим — скалы). Гэй Слаим — это участок нахаля, протяжённостью примерно 1 км, заполненный огромными валунами-болдерами, через которые надо пробираться. Я там уже бывала и, спасибо, на этот раз не хочу.
Поэтому я выбрала зеленую тропу и пошла вверх, обходя таким образом гэй Слаим.

OLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERA

Подъём был короткий и несложный. Очень быстро я оказалась у поворота на красную тропу, на маале Анева. Часы показывали 14:30. Отсюда до стоянки брехат Цфира примерно 3 часа ходьбы. А может быть и больше, ведь путь пролегает через длинный подъём маале Анева. Мне бы повернуть в этот момент на красную, и я бы часам к шести, почти засветло, была бы у машины. Но моё непреодолимое упрямство и стремление увидеть как можно больше  не дали мне сделать благоразумный шаг. Я решила: «Гулять так гулять!» И продолжила поход. Дошла до поворота на синюю тропу, спустилась в русло нахаля и увидела, как выглядит сейчас нахаль  Цеелим в низовьях, там, где 2 недели назад бурлил и ревел поток рыжей воды.

OLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERA

А вот как выглядело теперь место, где мы искали тогда переправу через бурный поток.
Теперь:

OLYMPUS DIGITAL CAMERA
Тогда:

OLYMPUS DIGITAL CAMERA
Теперь:

OLYMPUS DIGITAL CAMERA
Тогда:

OLYMPUS DIGITAL CAMERA
Но и этим я не была удовлетворена! И опять, вместо того, чтобы развернуться на 180 градусов и идти обратно, к маале Анева, я пошла дальше, желая посмотреть и на то место, где нахаль становился шире, и мы пытались его перейти там, но рисковать не стали и не перешли, хотя  Саша даже заходил в воду, чтобы проверить силу потока
И я пришла туда, и увидела, и вот оно это место без воды.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA
Ну и раз уж я оказалась здесь, я пошла по зелёной тропе до её пересечения с красной, чтобы по красной тропе наконец отправиться в обратный путь, к машине. Вот она, красная тропа, до которой не удалось дойти в прошлый раз.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA
Здесь мне уже ничего другого не оставалось, кроме как повернуть направо и идти к маале Анева.
Вечерело. Но ещё можно было любоваться видами, открывающимися с красной тропы.

OLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERA

В 16:50 я пришла к повороту на маале Анева.

OLYMPUS DIGITAL CAMERAOLYMPUS DIGITAL CAMERA

Это был один из самых коротких дней в году, 28-е декабря. В это время уже  начинало темнеть, и не было никакого шанса закончить маале Анева засветло. Ну что же, будем преодолевать трудности! И я приготовилась идти в темноте, тем более, что опыт хожденния по ночам уже имелся. Но я понимала, что меня ждёт непростое испытание, ведь это — не джиповка, а незнакомая, непростая тропа, и к тому же — затяжной подьём.
И я отправилась вверх по маале Анева.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Сначала разметка была видна хорошо, и я уверенно продвигалась вперед по крутому подъёму. Но солнце уже давно закатилось за горизонт, и начало очень быстро темнеть. С каждой минутой видимость становилась всё хуже . И  вот —  уже почти ничего не видно, и только неясные очертания скал  просматриваются на фоне ещё не окончательно потемневшего неба. Полной луны на этот раз не было, и ночь обещала быть очень тёмной. Разметка уже была видна с трудом в свете моего налобного фонарика, оказавшегосяся довольно маломощным. Каждый раз, когда я видела впереди очередной симан (симан — разметка, знак), я благодарила бога и просила, чтобы и следующий симан не замедлил появиться пред моими очами. Тропа в это время проходила над каким-то, видимо очень красивым, ущельем. Но в темноте оценить красоту было трудно. Пока всё шло неплохо. Но к этому времени я уже была ужасно уставшая, и этот затяжной, нескончаемый подъём меня сильно выматывал. К тому же, каждый раз, видя очередной симан, я боялась, что следующий я уже не найду: его или забыли нарисовать, или нарисовали слишком далеко, так, что он окажется вне пределов досягаемости света от моего фонаря, и я его просто не увижу.
Но пока всё шло хорошо и я, хоть и медленно, но продвигалась вперед.
Вскоре крутая часть подъёма закончилась, и я оказалась на вершине чего-то, видимо сухого водопада. Началась пологая часть маале, и теперь тропа проходила по берегу неширокого вади, заполненного кустами и болдерами. В темноте это выглядело, как непроходимые дебри. Тропа шла по правому берегу нахаля, и я подумала, что если она перейдёт вскоре на противоположный берег, что вполне вероятно, я не смогу  найти симан, так как буду искать его на этом берегу, и мне не придёт в голову пробираться сквозь заросли и болдеры на противоположный берег. И надо же! Вскоре именно так и случилось! Наступил момент, что я не смогла найти очередной симан. Осмотрела, как могла, близлежащую местность — нету! К тому времени подъём меня так измотал, что продолжать искать разметку просто не было сил — ни физических, ни душевных. Ведь и нервное напряжение тоже сказывалось: чего ожидала, то и случилось.
Поэтому дальше произошло что-то необъяснимое. Я, как говорится, вошла в «криз» или, попросту, психанула, перестала искать симун и ломанулась вверх по крутой сыпухе в нужном, как я посчитала, направлении. Впереди виднелась вершина горы, а значит и конец подъёма. И я подумала, что бог с ними, с симанимами. Я поднимусь наверх и пойду по плато в западном направлении, туда, где видны огни Арада. И так я дойду до стоянки. И всё будет обалденно.
Самое интересное было в том, что ломясь вверх по крутой сыпухе, я вдруг почувствовала резкий прилив сил. Усталость волшебным образом куда-то исчезла, и было такое ощущение, что я вся наполнена адреналином. Вот что значит экстремальная ситуация: одна, в пустыне, в темноте и без тропы.

Сыпуху я преодолела, правда несколько раз всё же упала из-за того, что карабкалась очень уж быстро.
И вот я наверху. Впереди видны огни Арада, и значит мне — туда. Но не всё в жизни так просто! Сделав несколько шагов, я очутилась на краю вади непонятно какой глубины. Ночью это виделось просто чёрным провалом. Где в него спускаться, чтобы перейти на другой берег? Определить безопасный путь было невозможно, слишком уж темно было вокруг. Тогда я пошла вдоль обрыва, освещая своим тусклым фонариком путь и ища подходящий проход куда-нибудь на другую сторону вади. Подходящий путь нашёлся, я продвинулась вперед, но через несколько минут передо мной снова возник нахаль в виде тёмного, зловещего провала. Так я шла немало времени, постоянно утыкаясь в вади и обходя их, где возможно. Обход я всё же старалась выбирать таким образом, чтобы продвигаться в нужном направлении — на запад, к Араду. Но это получалось с трудом. Было такое впечатление, что всё плато изрезано ручьями, текущими с юга на север или с севера на юг. Мне же надо было продвигаться на запад, поэтому я всё время упиралась в обрывы этих ручьёв. Разумеется, я была очень осторожна, когда видела перед собой чёрные провалы, которые на самом-то деле были совсем неглубокими пустынными ручьями. В этом районе существует только один серьёзный, глубокий нахаль с высокими отвесными скалами, и это — нахаль Цеелим. Но в темноте эти маленькие и безобидные пустынные вади виделись мне настоящими глубокими ущельями. Иногда, чтобы их обойти, мне приходилось уклоняться на юг, а не на запад. Там, в южном направлении, далеко на горизонте я видела свет, видимо это было ночное освещение Масады. Ничего, может быть я в конце концов выйду на шоссе, ведущее к Масаде. Тогда я сразу разберусь, где нахожусь, и станет понятно, как идти к машине.
Так, в блуждании по пустыне, пролетело часа полтора. Время близилось к 19:30-ти. Поскольку в ближайшие 3 часа дома я точно не появлюсь, я подумала, что надо позвонить и предупредить Сашу-друга и Женю-сына, чтобы меня не искали и в полицию не заявляли. Дескать со мной всё в порядке, и я гуляю по пустыне. К счастью, клита в этом месте была и звонок удался. Саша, как настоящий друг сразу предложил приехать с тем, чтобы меня спасать. Но я сказала, что это невозможно, поскольку я абсолютно не представляю, где конкретно нахожусь. В этот момент у меня уже был готов план на будущее:  если не смогу выйти к машине в темноте, то я просто заночую где-нибудь здесь, в укромном уголке, а утром, при свете, я без труда найду дорогу. Никакой паники или страха у меня не было вообще. Обстановка вокруг была спокойная, можно даже сказать — дружелюбная. Пустыня принимала меня с радостью, и я это чувствовала! Мне было очень хорошо там, в её сердце, среди камней, холмов и ручьёв! К тому же, ночь была такая тёплая! И тёплых вещей с собой было предостаточно: ветровка, флис, вязанная жилетка и трофейные штаны, прихваченные утром возле гэва. Воды тоже хватило бы до утра. Я бы запросто могла провести ночь в пустыне, поэтому никакого повода для беспокойства не было.
Саша же был встревожен не на шутку, и это чувствовалось по его голосу. Он велел мне не тратить силы, где-нибудь остановиться и перестать бродить по незнакомой местности в темноте. Я попробовала последовать его совету. Села на тёплый камень, но долго усидеть не смогла. Ноги сами несли меня хоть куда-нибудь, и я продолжила это «броуновское движение» Лены в пустыне. А вскоре была вознаграждена за свою неусидчивость. Я вдруг увидела нарисованный на камне симан! Зелёный! Тут уж неважно, какой: зелёный, красный, синий… Я быстро открыла карту и определила, где примерно нахожусь. Теперь мне надо было найти перекрёсток зелёной и красной троп. И тогда я спасена! Скорее всего мне следовало идти на север. Но даже, если я ошибаюсь, я пройду немного, увижу, что направление выбрано неверно, вернусь и исправлю ошибку. Главное теперь — ни в коем случае не потерять симан! С места не сдвинусь, пока не найду очередную разметку! Позвонила Саше, обрадовать его, что дела начинают налаживаться, достала второй фонарик, ручной, и пошла. Простой, дешёвенький ручной фонарик оказался значительно ярче дорогого налобного. Жаль, что не додумалась воспользоваться им в начале маале Анева!
Но теперь уж я с тропы — никуда! Размеченная зелёная тропа извивалась, и мне не сразу удалось определить нужное направление. Но в конце концов я это сделала и буквально за считанные минуты пришла на перекрёсток зелёной и красной троп. Куда идти теперь, было предельно ясно. Я повернула налево. До стоянки оставалось примерно 2 км. Я успокоилась и шла, наслаждаясь движением, воздухом и атмосферой пустыни. Минут через 40, по очертаниям окрестных холмов я поняла, что приближаюсь к стоянке. А ещё через некоторое время в свете фонарика сверкнули стёкла моей машины, и это было незабываемое чувство радости. Вот она, родимая, стоит, как ни в чём ни бывало.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA
Часы показывали 21:40, и мой поход продолжался 15 часов. Всё- таки, это более нормально, чем предыдущий поход, который продолжался 19 часов 🙂
Я была счастлива, что всё закончилось так хорошо, села в машину и поехала домой. По дороге безбожно засыпала, поэтому очень часто останавливалаь на отдых и взбадривание. Домой вернулась в 1 час ночи, как всегда довольная, с чувством , что «сделала что-то», и день прожит не зря.
П.С. Недавно я побывала в этих местах при свете дня. И действительно, симан я потеряла потому, что тропа перешла на другой берег вади. Днём всё выглядит по-другому, там очень красивые виды, и об этом походе я ещё напишу.

 

 

Нахаль Цеелим после шитфонот — 2. Вода в пустыне и неожиданное приключение в ночи.: 3 комментария

  1. Лена, ну что сказать!
    Потрясающе красиво!
    Спасибо большое, что дали возможность пройти этот маршрут.
    Пусть виртуально.
    Но очень хотелось бы попасть хоть в одно красивое место и физически.
    Вы сказали, что из какой-то точки вашего длинного маршрута это реально сделать. Если можно, не распишете ли поподробнее?

    Что огорчило? Что опять рискуете. Без веревки, без страховки, в полном одиночестве по очень опасным местам.

    Я могу объяснить ваше бесстрашие и ваш задор тем, что вы живете с ощущением что вас кто-то подстраховывает. Кто-то с крылышками дарит уверенность и надежду.
    Возможно, это правильно, так и надо жить.

    Но если вдруг у вас возникнет тяжелое раздумье — сомнение типа: идти дальше?… вернуться?… пусть вам не будет стыдно вернуться. Это значит, что «он» идти не советует и не будет попутчиком.

    Не преодолевайте себя бесконечно. В разумном отказе нет ничего постыдного. И слабости тоже нет.

  2. Vitali Paliy :
    Лена, ты молодец, как всегда. Так все подробно описала. Кстати, если бы ты даже нашла точку где разметка переходит на другой берег нахаль Анева, там немного дальше есть еще один прикол. Разметка поднимается из нахаль Анева по сыпухе по западному берегу, и посреди подъема круто поворачивает почти на 180 градусов. Это место мы когда-то даже при свете дня пропустили и ушли в никуда.

  3. бесстрашная женщина!!! А я наблюдала эти места с дороги 90 и было ощущение, что красиво и жутко!!!!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s