«Охотница за наводнениями» поневоле, или долгая дорога в Эйлат.

Если посмотреть на карту Израиля, то окажется, что львиную долю страны занимают пустыни, вся территрия которых прорезана сухими руслами ручьёв. Иногда, в зимние месяцы, когда выпадают редкие дожди, ручьи в пустыне начинают течь. Происходит это примерно так: маленькие ручейки наполняются водой и вливаются один в другой. Постепенно скорость их течения увеличивается, и безобидные поначалу ручьи превращаются в мощные ревущие потоки, сносящие всё на своём пути — валуны, деревья, животных. Именно они прорезали за сотни миллионов лет глубокие и крутые ущелья в горах у Мёртвого моря.
Появление такого потока может произойти мгновенно и неожиданно, и очень опасно оказаться в это время в русле ручья, в каком-нибудь узком каньоне, где невозможно быстро выбраться  на берег. В этом случае шансы остаться в живых невелики. А вот полюбоваться на это захватывающее явление природы с безопасного места можно.
Бурлящие, несущиеся с огромной скоростью, массы мутной и рыжей от размытой глины воды завораживают, на них можно смотреть часами. Особенно красивы водопады. Обычно сухие, во время наводнений они оживают, и мощнейший поток воды, падающий с большой высоты поражает любое воображение!

Но чтобы увидеть эту незабываемую картину, нужно приехать в правильное место в нужный час.
И вот не так давно в Израиле появилось довольно массовое хобби: «Охота за наводнениями» (ציידי שטפונות). С наступлением зимы, как только начинаются первые дожди, такие «охотники» находятся в состоянии повышенной готовности, они готовы в любой момент бросить работу, семью и дела и помчаться в пустыню, чтобы в очередной раз убедиться в силе природы и увидеть захватывающее зрелище ревущих потоков воды. Особенная удача для «охотников за наводнениями» и их главная цель — это успеть прибыть на место и не упустить тот момент, когда сухое доселе русло наполняется водой. Выглядит это так (фото из интернета):


Больше всего наводнений бывает в Иудейской пустыне, и мне посчастливилось их увидеть, и не один раз. Но я никогда не была «охотницей за наводнениями». А вот недавно поневоле оказалась таковой. И когда?! Не зимой в сезон дождей, а в середине сентября, когда на дворе  ещё по-летнему жаркая погода.
На 15-е сентября у меня был запланирован выезд в Эйлат на 4 дня. Мой сын там живёт, и я ехала к нему, поскольку очень соскучилась.
Как всегда, все сборы в дорогу я оставила на последний момент. Причём, я не только не собрала вещи накануне, а ещё и вспомнила, что нужно навести порядок в доме, помыть полы и постирать. Встала рано, работа спорилась в предвкушении предстоящей поездки, и в результате всё в квартире засияло чистотой. Но дел было немало, и выехать из дому мне удалось лишь в 17:30. Но я подумала, что это не страшно, в 21:30 точно буду в Эйлате, а сын всё равно работает до 23:00.
Вариантов доехать от моего дома в Петах-Тикве до Эйлата всего четыре: через Иерусалим, через Арад, через Димону и через Мицпе-Рамон. Я выбрала последний, поскольку считаю, что дорога через Мицпе красивая и нескучная. Ха-ха, она, действительно оказалась совсем нескучной :-).

Сначала всё шло замечательно. Дороги были свободными, поскольку это был выходной — второй праздничный день еврейского Нового года (Рош а-Шана).
Посла перекрёстка Негев шоссе 40 становится узким: по одной полосе в каждую сторону. И тут я обнаружила, что машины двигаются мне навстречу нескончаемым потоком. Понятно, ведь все нормальные люди возвращаются из Эйлата домой, и только Лена, почти в полном одиночестве, едет в противоположную сторону. Встречные машины постоянно светили на меня фарами, и ехать было некомфортно. К тому же, надо было быть начеку — неровен час, кто-нибудь выскочит на встречную полосу. Об этом я помню всегда.
Возле Сде-Бокера небо стало озаряться молниями. Грома не было слышно, и я подумала, что это просто зарницы, а гроза где-то далеко.
Дальше — больше. Вдруг задул сильнейший ветер, поднимая в воздух песок и вынося на дорогу кусты колючек из пустыни. В таких условиях я и ехала: фары встречных машин бесконечным потоком, кусты колючек на дороге, кажущиеся камнями, и сверкающие в небе молнии. Ляпота!
Некоторые машины на моей полосе стали ехать совсем медленно, их водители не на шутку перепугались, главным образом из-за ветра. Приходилось такие машины обгонять, хоть это и опасно делать в темноте.
Проехала Мицпе-Рамон и спустилась в махтеш (кратер). Погода и не собиралась утихомириваться. Молнии сверкали всё чаще и озаряли лунные пейзажи кратера Рамон. Это была просто фантастическая картина!
Фото для иллюстрации, очень напоминает  увиденное:

Как дополнение к светопредставлению, вскоре пошёл дождь. Не ливень, но приличный такой дождик. «Дворники» пришлось включить. Я как-то не особенно взволновалась по этому поводу, наоборот, было жутко интересно и даже радостно от того, что оказалась свидетелем такой сильной и необычной для этого времени года погоды.
После кратера Рамон встречных машин стало намного меньше. Ехать стало приятнее, и лишь молнии, постоянно рассекающие небо, слегка отвлекали меня от движения. Уж больно это было красиво: освещённые светом молний очертания гор на фоне ночного неба.
Дождь постепенно прекратился, но ветер не утихал, и я ехала осторожно — мало ли что может оказаться на дороге при таком сильном ветре.
Вскоре на моём пути опять «нарисовалась» машинка с перепуганным водителем, ехавшим не более 50 км/час. Некоторое время я тащилась за ним, но наконец, выбрав подходящий момент, обогнала. Радостная от того, что теперь свободна, и никто впереди не мешает ехать, я нажала на газ и… вдруг на всей скорости въехала в воду! От неожиданности я даже вскрикнула, ведь воду-то я не заметила, поскольку была увлечена обгоном и смотрела далеко вперед.
Проехав несколько сот метров и оправившись от шока, я поняла, что это был шитафон (наводнение). Ручьи в пустыне потекли после дождя! И случилось это сейчас, скорее всего, несколько минут назад. Нет, такое я пропустить не могла, поэтому развернулась и поехала назад смотреть шитафон. Полоса, по которой я теперь ехала, была затоплена водой, ручей тёк прямо по шоссе. Пришлось ехать по встречной полосе, но это было опасно, и вскоре я оставила машину на обочине и пошла пешком к тому месту, где ручей вытекал на дорогу. Проезжающие мимо люди притормозили и спросили меня, всё ли в порядке. Всё-таки, какой у нас в Израиле неравнодушный народ!
Вокруг было темно, хоть глаз выколи. Ни огонька. Ну да, это ведь самое сердце пустыни.
Ручей тёк и громко журчал. И это громкое журчание ласкало слух и вселяло радость в сердце. Я ощутила себя «охотницей за наводнениями» — оказалась на месте наводнения  в самом начале, когда почти никто о нём ещё и не знает.
Фотография текущего ручья в темноте получилась непонятная, можно даже загадывать загадку: «Угадай, что это»:


Но тут подоспели машины, и в свете их фар я увидела, что ручей этот довольно полноводный:

Машины проехали, и всё вокруг погрузилось в темноту.
Я ещё немного послушала музыку текущего ручья и тоже поехала дальше. В голову пришла мысль: «Интересно, а нахаль Паран течёт?» Я знала, что он недалеко, ведь эта дорога мне хорошо знакома.
В тот момент я не задумывалась, что шитафон на нахале Паран может представлять непреодолимую преграду. Мне просто ужасно хотелось увидеть, как течёт этот мощнейший нахаль, ведь он является самым длинным из пересыхающих пустынных ручьёв Израиля (150 км) и самым широким.
На подъезде к нахалю Паран мне попались стоящие на обочине машины. Водитель одной из них сказал, что дальше ехать не имеет смысла, поскольку нахаль  перекрыт из-за шитафона.
Опа-на! Моя мысль материализовалась.
Разумеется, советом водителя я не воспользовалась, поехала дальше и вскоре прибыла на знакомое уже место, где не раз проезжала. Здесь шоссе 40 пересекает русло ручья Паран, а затем начинается крутой и немного опасный подъём Маале Паран. Красивейшее место, кстати, если увидеть его при свете дня.
На обочине уже стояло машин 15-20. Товарищи по несчастью. А может по счастью? Ясно было, что «водная феерия» началась недавно. На месте не было ни полиции, ни техники по разгребанию камней, которые выбрасывает на дорогу текущий нахаль. Не успели они ещё сюда добраться.
Ну вот, мечтала увидеть наводнение на ручье Паран и увидела! Я подошла поближе к нахалю. Да, впечатляет! Жалко, что темно и толком ничего не видно :


Но шум воды был слышен, и по шуму чувствовалось, что поток в ручье достаточно мощный.
Дул сильный и очень тёплый, почти горячий ветер. Это никак не вязалось с шитафоном в пустыне, ведь обычно он бывает зимой, когда холодно и дождливо.
Далеко, на противоположном берегу, были видны мигающие огоньки полицейской машины. Нахаль действительно очень широкий, наверное, метров 300-400.

A так выглядело это место во время шитафона в в знаменитом дождливом январе 2010 года:

Некоторые люди садились в машины, разворачивались и уезжали. А некоторые были оптимистичны и считали, что часа через 3 наводнение закончится, и стоит подождать.
Было странно, что до сих пор на месте не было представителей власти. Очень уж мы привыкли, что в Израиле в таких необычных ситуациях о нас заботятся и говорят, что делать.
Но вот, по прошествии примерно получаса, что я здесь находилась, приехала полицейская машина и долгожданный представитель власти объявил в рупор, что нахаль Паран закрыт до утра. Нам было велено разворачиваться и ехать в Эйлат через Димону.
Практически, находясь уже в 110 километрах от Эйлата, я должна была проделать путь примерно в 320 км. Это было равносильно тому, как будто в этот момент снова выезжать в Эйлат из дома (от моего дома до Эйлата 340 км). Это был громадный объезд. Одна только мысль, что придётся проехать весь монотонный квиш Арава (176 км), вгоняла меня в тоску. Но иного пути не было. Не возвращаться же домой!
— Ничего, справлюсь и доеду, — подбадривала я себя. — Зато увидела первый в этом сезоне шитафон.
И как увидела! В числе первых! И это было очень сильное впечатление, одно из самых сильных за последние годы.
Я развернулась, и, как и велел полицейский, поехала в Эйлат через Димону. Было 10 часов вечера.
Опять проехала вдоль красивейших пустынных пейзажей  (их не было видно, но я-то знаю, что они там есть).
На пути попадались текущие ручьи, и их приходилось переезжать, правда без какой-либо опасности для жизни.
Навстречу проехали только несколько полицейских машин, грар (эвакуатор) и бульдозер для разгребания камней. Других встречных машин не было, видимо дорогу перекрыли. И действительно, в Мицпе Рамоне шоссе было перегорожено двумя полицейскими машинами, и всех едущих в Эйлат разворачивали назад, в Димону.
Получается, что я выехала из дому в самое правильное время. Если бы выехала раньше — не увидела бы шитафон, не попала бы в такое волнующее приключение и приехала бы в Эйлат, как всегда — быстро и спокойно.
А если бы выехала позже — меня бы повернули назад в Мицпе Рамоне, и тоже никакого шитафона я бы не увидела.
В Мицпе Рамоне выпила кофе и прикупила энергетик в дорогу, а также пообщалась с народом, который никак не мог понять: почему нельзя ехать дальше и какие могут быть шитафоны в середине сентября?
Довольная, что попала в самый центр событий, продолжила этот, казавшийся мне нескончаемым, путь. Проехала Сде-Бокер, Ерухам, Димону, перекрёсток Арава. Теперь оставалось просто «тупо» ехать по квишу (шоссе) Арава до Эйлата. Здесь никаких наводнений не было, только молнии по-прежнему сверклали вдали. Да и квиш Арава при наводнениях обычно не перекрывают — над всеми крупными нахалями (Цин, Некорот, Паран и др.) построены надёжные крепкие мосты (а то ведь были случаи, что во время шитафона мосты рушились).
Мне было очень интересно узнать, что творится на нахаль Паран здесь, на квиш Арава, поэтому я, можно сказать, с риском для жизни, остановилась на узкой обочине прямо на мосту через нахаль Паран. Вышла из машины и ничего не увидела — была кромешная тьма. Но если бы нахаль тёк, я бы наверняка услышала шум воды. А шума не было, было очень тихо. Как объяснить, не знаю. Может нахаль просто не успел дотечь сюда, и появится здесь позже, а может воды было не так много, и она впиталась в почву по пути.
В Эйлат я приехала в 2:30 ночи. Справилась! И бензина как раз хватило. Останавливалась 2 раза на отдых, но в целом преодолела этот долгий путь относительно легко, видимо на адреналине от пережитых впечатлений.
Это была о-о-очень долгая дорога в Эйлат! Я проехала 550 километров и была в пути 9 часов (с остановками). Побила все рекорды — это была моя самая длинная и самая долгая поездка в жизни.
Сын ещё не спал и встретил свою, попавшую в приключения, маму.
В эту ночь я так и не смогла уснуть, хоть и была в высшей степени усталая. Впечатления прошедшего дня были настолько сильны, что ни о каком сне не могло быть и речи. Перед глазами стояли текущие по шоссе ручьи и молнии, разрезающие небо.
3 дня в Эйлате были насыщенными и пролетели быстро. Назад, в Петах-Тикву, мы ехали вместе с сыном. Шитфонот закончились, и мы, без опасений снова застрять в дороге, поехали по шоссе номер 40 через Мицпе Рамон. Хотелось увидеть, как выглядит то место, где текущий нахаль давече преградил мне путь. И кое-что интересное мы увидели: на нахаль Паран до сих пор были гевим с водой (заводи).
Вот такое приключение вышло у меня недавно. И как же здорово, что в жизни иногда случаются такие вот, полные незабываемых впечатлений дни. И хотелось бы таких дней побольше, но они, как сюрприз — приходят лишь иногда и всегда неожиданно.

🙂 🙂 🙂

 

«Охотница за наводнениями» поневоле, или долгая дорога в Эйлат.: 5 комментариев

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s