Вокруг Аннапурны, Непал. Трек мечты, пройденный на пределе возможностей. Часть третья: Як Кхарка — перевал Торонг-Ла — Калопани.

Предыдущая часть: Чаме — Мананг — озеро Тиличо — Як Кхарка.

Общая карта трека вокруг Аннапурны.

Профиль высот (до перевала Торонг-Ла). Звездочками указаны места моих ночёвок.

Профиль высот (после перевала Торонг-Ла). Звёздочками указаны места моих ночёвок.

28.10.17. Як Кхарка (4050) — Торонг Педи (4525). 3.5 часа.

Приближается кульминационный момент трека — подъём на перевал Торонг-Ла. Уже завтра, 29 октября, в день рождения Саши,  перевал я преодолею.
А сегодня спокойненько так мы поднялись от Як Кхарки до Торонг Педи. Перепад высот примерно 500 метров.

Утро. Выходим в путь.

Мой портер Харка. Улыбается. Заставил меня поволноваться накануне. Однако лодж в Як Кхарке выбрал замечательный.

Лошадки в ожидании работы.

Тропа над ущельем. Широкая и удобная.

Внизу шумит речка Коне Кхола.

В целом маршрут сегодня нетрудный, протяжённость всего 7,5 км. Разумеется, был подъём, но были и спуски. Пейзажи по дороге очень суровые. Растительность скудная. Высота уже приличная — приближаемся к 4500 метрам.

Тропа в Торонг Педи. Перевал всё ближе.

Озерцо в русле небольшого ручья.

Караваны лошадок на тропе.

Речка Коне Кхола.

Главное — с утра я почувствовала, что мне стало лучше, намного лучше. Самочувствие начинает приходить в норму, ура! Нос дышит, уже нет былой набухистости, когда невозможно было дышать.
Шла, всё равно, не торопясь, чтобы не напрягать организм. Высота не маленькая, дышать даже здоровому человеку тяжело.

Настроение хорошее. К прохождению перевала готова.

На сегодняшнем этапе был участок, где тропа шла по осыпям, и там реально сверху скатывались камни. Я, правда, этого не видела, но была причастна. В какой-то момент шедшие впереди треккеры внезапно закричали мне: «Стоп!». Я остановилась, а позже они объяснили, что заметили, как по склону катился камень. До тропы он, к счастью не докатился, остановился по дороге.

Тропа по зоне осыпей.

В Торонг Педи пришли в 11:30. Некоторые туристы идут дальше, в Высотный лагерь Торонг-Ла (Хай кэмп), надеясь, что завтра им будет легче подниматься на перевал, ведь перепад высот, который им придётся преодолеть, будет всего 500 метров.
Но тогда, если идти от Як Кхарки, набор высоты за один день будет без малого 900 метров. Это очень много, могут появиться симптомы горной болезни. А могут и не появиться, у кого — как.  На высотах свыше 3500 метров рекомендуется останавливаться на ночлег, набрав в день не более 500 метров.
Я решила следовать рекомендациям и остаться в Торонг Педи. Портер Харка был того же мнения.
От Торонг Педи  до перевала набор высоты 891 метр. Не страшно. Не так уж это и много, и у меня уже имелся опыт — подъём к озеру Тиличо на 860 метров примерно на тех же высотах.

Лоджи в Торонг Педи. В высокий сезон мест не хватает. Лучше заказывать заранее.

В Торонг Педи есть всего три лоджа. Портер Харка привёл меня в один из них и показал комнату. Комнатка убогая, но спасибо и на этом. Туристов много, комнат мало. Важно, какая в этом лодже кают-компания, то бишь столовая, ведь там предстоит провести немало вечерних часов, когда зайдёт солнце, станет очень холодно, и находиться в ледяной комнате будет невозможно.
Кают-компанию проверю позже, а пока, не теряя времени, я решила пройти вверх по тропе, ведущей к Хай кэмпу. Сколько смогу, может и до самого Хай кэмпа дойду (подъём на 390 метров). Это очень хорошо для акклиматизации — днём забраться куда-нибудь повыше, а на ночёвку спуститься ниже.
Тропа с самого начала очень круто идёт вверх. Участок до Хай кэмпа — самый крутой на подъёме к перевалу. Завтра мы пойдём здесь в темноте, ведь Харка постановил, что выходим в 4 утра.

На тропе в верхний лагерь. Как видно, сегодня снега здесь нет. Но совсем иначе выглядело это место следующим утром. Вечером пошёл снег, и покрыл весь склон белым покрывалом. Правда, в 4 утра, когда мы здесь проходили, эта красота была не видна.

Вид на Торонг Педи с тропы, ведущей к верхнему лагерю.

Немало треккеров решают идти в верхний лагерь и оттуда завтра подниматься на перевал.

Идти было тяжело, поскольку круто очень. Но я не сдавалась и шла. Шла, часто останавливаясь, как всегда, используя эфиопский метод. Думаю, поднялась метров на 200 за 1,5 часа. Могла бы идти дальше, но тут задул такой сильный ветер, и стало так холодно, что я решила, что на сегодня с меня хватит, завтра ещё намёрзнусь и намучаюсь, и повернула назад.
Вернулась в лодж, сделала кое-какие хозяйственные дела и решила пойти в кают-компанию писать дневник и ждать ужина. Там должно быть немного теплее, чем в моей ледяной келье.
Зашла в столовую, относящуюся к моему лоджу, и атмосфера там показалась мне неприятной. Нет ни одного европейского туриста, только непальцы (видимо, портеры), валяющиеся на диванах, и к тому же курящие. Удрала оттуда. Опять Харка-комбинатор селит меня в какие-то левые места.
Я пошла в кают-компанию соседнего лоджа. Место приятнейшее, и все туристы кучкуются именно здесь. Но Харка сказал, что обед я должна кушать там, где ночую. Ну ладно, я это знаю.
Тут у меня другое беспокойство возникло — погода резко испортилась. Где солнце, где голубое небо?!
Всё небо заволокло тучами, и сейчас, в 15:15, в момент написания этих строк, идёт снег. Сначала это были отдельные снежинки, но с каждой минутой снег усиливался, и вскоре всё вокруг стало белым. Сугробов, правда, пока нет, но я же не знаю, что за обстановка на перевале, до которого почти 900 метров по вертикали. А ну как там все тропинки заметёт, и перевал закроют?! Молю бога, чтобы погода разгулялась.
Кстати, когда я днём поднялась по тропе вверх до 4700 примерно (а то и больше), и там было страшно холодно, я решила, что завтра, в 4 утра, я надену на себя все имеющиеся в наличии вещи, и даже пуховую куртку под штормовку. Пар костей не ломит. Единственное слабое место — руки. Они будут жестоко мёрзнуть, поскольку мои перчатки, купленные в Катманду, хоть и софт-шел, но тонкие.
Писала эти строки, сидя в холодной столовой (печка в другом помещении, и она ещё не затоплена). Вокруг молодой народ, и я с интересом наблюдаю за происходящим. Например, как дэвушка-треккерша (и, кажется, русскоговорящая)  кадрит красавца-француза, сидящего напротив. Француз из вежливости говорит ей пару фраз и погружается опять в свою книжку, а дэвушка идёт играть в шахматы с моим портером.
Туристы, запорошенные снегом, продолжают прибывать, заваливаются в столовую и по ним видно, как они устали, и как рады наконец оказаться после мороза в тепле. Короче, находиться здесь мне  очень приятно, хоть и прохладно, но зато интересно.
Немного прояснилось, стали видны скалы в ущелье. А снежок всё сыплет и сыплет. А я всё надеюсь и надеюсь.
В рамках подготовки к завтрашнему ответственному дню я решила кушать сегодня совсем мало, чтобы меньше пользоваться туалетом (он здесь общественный и паршивый). Хотя соблазнов в ресторане, где я сижу — хоть отбавляй. В воздухе витает запах сдобы, к столам то и дело подносят заказы — выпечку, горячие торты. Выглядят эти блюда потрясающе, но  я «пожираю» всё это исключительно глазами и себе еду не заказываю. Держусь, во имя будущего комфорта.
Вскоре я перешла в нашу кают-компанию, поскольку пришло время ужина. На ужин я взяла  момо, национальную непальскую еду, в которой много теста (похоже на наши вареники с картошкой). Порции момо небольшие, а тесто и насытит, и закрепит, и не будет никаких сюрпризов со стороны живота. И тогда уж точно не придётся заморачиваться с туалетом в 3 часа утра. Так я рассудила. И была права.
Атмосфера в нашей столовой улучшилась. Непальцы уже не валялись на диванах и не курили. Появился приятнейший и немного смешной такой француз примерно моих лет. Перебросились с ним парой фраз. Симпатяга. Идёт один, с гидом, и несёт свой рюкзак сам.
Разожгли печку. Стало теплее и приятнее. Было несколько  новых симпатичных непальцев, завтра тоже идут на перевал. Пообщалась и с ними.
В 19:45 я сказала всем спокойной ночи и отправилась спать.
Придя в комнату, приготовилась к завтрашнему волнующему и важному дню. Решила спать в той одежде, в которой пойду, чтобы утром не терять времени на одевание. Да и холодно в комнате — страх.
В своём матерчатом ведёрке (очень удобная вещь) помыла ножонки (святое дело перед любым походом) и натянула на них чистые носочки — толстые и тёплые, купленные специально для холода.
Одела всю одежду, кроме штормовки — термобельё, рубашку, флиску, пуховую жилетку, пуховую куртку, утеплённые штаны.
Собрала рюкзак. Помня, что в отчётах написано, что вода замерзает по пути на перевал, приняла абсолютно правильное решение положить бутылку воды во внутренний карман штормовки.
Завела будильник на 2:50 и залезла под два одеяла. Согрелась, уснула. Впереди было почти 7 часов сна.
В 00:15 проснулась от необходимости выйти по малой нужде. Вылезать из тёплой норки совсем не хотелось. Немного уговаривала себя, дескать встань, Лена, иди в туалет (метров 100  от комнаты) и потом ещё 2,5 часа нормально поспишь. Постель даже не успеет остыть, а ты уже вернёшься.
Встала, пошла. То, что увидела на улице очень меня порадовало. Всё вокруг было запорошено снежком, и, о чудо, небо стало абсолютно ясным, и миллионы звёзд сверкали на нём бриллиантами. Ура! Погода будет отличная завтра, вернее уже сегодня.
Вернулась в комнату, залегла в теплую ещё кровать и крепко уснула.

29.10.17.  Кульминационный день. Торонг Педи (4525) — перевал Торонг-Ла (5416) — Мухтинат, точнее Ранипаува (3700). 10 часов.

В 2:50 зазвонил будильник, я встала, собралась и в 3:30, как и договаривались с портером Харкой, пришла в столовую, готовая идти на перевал. После вчерашнего полуголодания чувствовала себя хорошо и легко. Симптомов горняшки не было и в помине, таблетки Диамокса, которые я по совету доктора регулярно принимала, начиная с высоты 2500, сделали своё дело, да и акклиматизация у меня была постепенная и толковая. Простуда ещё до конца не отступила, но заметное улучшение в моём состоянии было налицо.
Харка ещё нежился на диване, и я было разозлилась, но тут же успокоилась, поскольку он быстро собрался и был готов к выходу  почти вовремя.
Симпатяга-француз уплетал завтрак, а я выпила только стаканчик чая. Перед этим в комнате съела целый гематоген и немного орехов. Очень довольна собой, что в последний момент вспомнила про таблетку Диамокса и положила её поближе — приму во время подъёма в 8 утра, как и положено. Если будут лёгкие симптомы горняшки — это поможет.
В 4:10 мы с Харкой вышли в путь. Включила фонарик, и пошли. Над нами сияли звёзды, а склон стал белым от выпавшего ночью снега. Скудная растительность  заиндевела и её листочки напоминали красивые хрустальные украшения. Я их хорошо разглядела, поскольку смотрела большей частью вниз, под ноги.
Вместе с нами по тропе двигалось немало людей, и весь склон искрился огоньками от их фонариков.
Тут же шли и лошадки, и их хозяева предлагали услугу — «такси на перевал».
Сначала я шла на удивление легко. Конечно, постоянно применялся эфиопский метод, поскольку это — залог успеха. Остановка через каждые 20-30 шагов, и постоянное продвижение вперёд.
Пока было не холодно и, разумеется, не жарко. Моя одежда пришлась в самый раз.
До того места, куда успела подняться вчера, я дошла быстрее, чем накануне.
20-30 шагов, передышка. Меня все обгоняют, но и я, идя в своём темпе, продвигаюсь неплохо. Ничего, успокаиваю себя, скоро станет светло, взойдёт солнышко — будет веселее.
Неожиданно впереди показались строения и огоньки. Да это же Хай кэмп! Довольно быстро и легко я поднялась сюда, часа, наверное, за полтора.
Самая крутая часть подъёма закончилась. Теперь тропа вверх более пологая, но иногда всё же есть крутоватые участки.
Идти ещё почти 500 метров вверх, а мне что-то стало трудно передвигаться. Я резко снизила темп после Хай кэмпа. Но не унываю, иду.
«Водители» кобыл предлагают свои услуги, но я гордо отказываюсь, говоря: «Только сама!».
Тем временем рассвело. Показалось солнышко. Я, конечно сразу захотела фотографировать, но обнаружила, что батарейка в фотоаппарате, прикреплённом снаружи к рюкзаку, разряжена. Теперь-то я знаю, что это она от мороза разрядилась, а в тот момент совсем не поняла, в чём дело, ведь вечером батарейка была полная . Но хорошо, что хоть телефон догадалась положить во внутренний карман штормовки. Он работал хорошо, и им я делала все фотографии в тот день. Доставала его нечасто, но если доставала (обычно в особенно красивых местах), то делала сразу несколько снимков во все стороны.

Рассвело. Тропа на перевал сразу за Хай кэмпом. Видно, как она перерезает склон (в центре кадра). 6:03

Симпатичный «водитель» кобылы. Решил мне попозировать. Сколько позитива в нём, как он радуется окружающей красоте! А ведь видит это каждый день. 6:03.

Восходит солнышко. 6:36.

Взгляд назад. Виден мостик. 6:36.

Фотографирую с одной и той же точки. Взгляд назад в сторону Хай кэмпа. Мостик в правой части за кадром. 6:36.

Чем выше поднимаюсь, тем становится холоднее. Сильно мёрзнут руки, как я и предполагала. Во время остановок стараюсь их согреть, сжимая в кулак. Не очень помогает.
Иду и иду вперёд. Высота уже за 5000. Дышать тяжело. Всё чаще делаю остановки и отдыхаю. Думаю, что по времени отдыхаю больше, чем иду. Продвигаюсь очень медленно, но всё же продвигаюсь! И идти мне всё равно намного легче, чем на Тиличо.
Меня обгоняет израильтянка и её подружка (впоследствии с подружкой я познакомлюсь поближе). Перекидываюсь парой фраз с израильтянкой. Мелочь, но приятно. Её портер, идущий с девочками ступня в ступню, с удивлением спрашивает, где мой портер, и почему я иду одна. А мой Харка ускакал далеко вперёд и время от времени меня поджидает, сняв тяжёлый рюкзак. Так лучше и мне, и ему. Никто не дышит мне в затылок, я иду в своём темпе, как могу.
В 7:30 принимаю решение принять таблетку Диамокса, поскольку иногда чувствую, что меня подташнивает. Таблетка немного помогла.
Сколько ещё идти — не знаю, но на маршруте появились шесты с флажками, обозначающие тропу. Может это говорит, что перевал уже близок?!
Иду от флажка к флажку. Навстречу ведут лошадок. Они отвезли клиентов на перевал и теперь возвращаются назад. Их хозяин говорит мне, что до перевала — 40 минут. Пусть для меня это не 40 минут, а один час, всё равно — это радостная весть. Тропа, кстати, совсем нетрудная, пологая, вот только высота даёт о себе знать. Не только я, все туристы и портеры очень медленно ползут по этой пологой тропе.
Вскоре я вижу Харку, идущего мне навстречу. Без рюкзака. Видимо, рюкзак уже на перевале. Говорит, что осталось 25 минут до перевала. Иду, иду. И вдруг впереди показались флажки, много флажков. Это место я не раз видела на фотографиях. И вот оно перед моими глазами. Ещё 100 метров, и я у цели. В голове вдруг пронеслось: «Виктори!». Именно не «победа», а Victory. Неужели я уже начинаю думать  по-английски?!
На глазах слёзы счастья, ради таких моментов стоит жить. В 9:10 я пришла на перевал Торонг-Ла (5416 м), подъём занял ровно 5 часов.
Всё вокруг присыпано свежим снежком, на перевале очень нарядно.
Первым делом иду в чайный домик и пью лемон ти за 300 рупий. Самый дорогой на треке чай, он он так к месту здесь!
Пытаюсь согреть вконец замёрзшие руки. Ноги тоже замёрзли, но не так страшно, как ручонки.
Немного отогревшись, устраиваем с Харкой фото сессию. А как же!

Перевал Торонг-Ла (5416). 29 октября 2017 года, 9:20.

Снежок, выпавший накануне, 28 октября, первый снежок этой зимы, сделал перевал нарядным. Я видела фотографию таиландки Лек, с которой познакомилась на треке, она прошла перевал на день раньше меня, и всё вокруг было коричневым. Снега не было, и это смотрелось не так красиво.

9:20. Я уже на перевале, и это взгляд назад, на тропу, по которой пришла.

Все вокруг радуются, поздравляют друг друга, выражают восторг. Атмосфера праздника.
Погода идеальная — солнце и голубое небо.
Пробыли на перевале 30 минут. Пора и вниз. Начался затяжной спуск, но у меня пока необузданная радость от того, что больше не надо лезть вверх. То, что спуск этот изматывающий, я пойму позже.
Иду по снежной тропе. Снег неглубокий, тропа утоптанная.

Спуск с перевала. 10:18.

Спустившись по высоте метров на 200 от перевала, я окончательно согрелась. Отогрелись ноги, а главное — руки, которые замёрзли страшно, и я волновалась, чтобы не отморозились.
Идти было просто в кайф. Но вскоре стали часто попадаться крутые участки, и вот здесь — осторожно. Скользко очень. Кошки бы не помешали, но их нет. Довольствуюсь палками, очень ловко спускаюсь с крутых скользких склонов (помогает мой израильский походный опыт), и даже обхожу тех, кто обгонял меня на подъёме. Вот так-то. Знай наших.
Молодые непальские ребята, которые были вчера вместе со мной в столовой, решили проблему скользкого спуска просто. Они ехали вприсядку на ботинках, как на лыжах, и при этом очень веселились.

Взгляд вперёд на тропу , идущую с перевала. С красным рюкзаком — Харка, идёт по целине, пытается сократить путь. 10:31.

Оборачиваюсь назад. Там остался перевал Торонг-Ла. 10:31.

По мере спуска становилось всё теплее и теплее, и постепенно я избавлялась от лишних слоёв одежды.
А вокруг красота, и открывается вид на королевство Мустанг.

Продолжаем спускаться. На тропе немало снега. 11:01.

Впереди — королевство Мустанг. 11:12.

Прошли Чамбар Бхир, местечко, где есть рестораны и даже гестхаус. Многие останавливаются здесь на обед. Я передохнула и слегка перекусила своими припасами. Серьёзно кушать не хотелось, идти ещё далеко.
Высота в Чамбар Бхире 4200, снега уже нет. Осталось примерно 500 метров спуска, и после пройденных 1200 — это ерунда. Но силы мои уже на исходе. Последние  пару сотен метров  спуска прохожу с великим  трудом. Ничего не болит, колени не подвели, просто навалилась очень сильная усталость.
Мухтинат появляется неожиданно. Вдруг предстаёт взору буддистский храм.

Подошли к монастырю Мухтинат. 13:15.

Чуть дальше городок Ранипаува, он очень красиво смотрится сверху. Туда мы и держим путь.

Поселение Ранипаува. 13:15.

Проходим вход в монастырь, и Харка предлагает зайти внутрь храма. Но надо идти вверх по ступенькам, и  у меня сейчас просто нет сил на это. А жаль. Там, наверное, интересно.
Ровно 2 часа дня, и мы уже в Ранипауве. Всё мероприятие по покорению перевала и спуску с него заняло 10 часов. Браво!
Страдания от холода, можно сказать, закончились. Начинается вторая половина трека, послеперевальная. Теперь мы пойдём вниз, и будет становиться всё теплее и теплее.
Найти жильё в Ранипауве было не такой простой задачей, я попала сюда в самый высокий сезон. В знаменитом отеле «Боб Марли» мест, разумеется, не было. Харка нашёл мне комнату в гостинице «Nightingale» (соловей). Симпатяга-француз тоже был здесь, и мы тепло поприветствовали друг друга.
Комната моя на втором этаже, с туалетом и душем, правда толка от душа никакого, поскольку горячей воды в нём нет и не предвидится. Можно было принести горячую воду снизу в ведре, но сил на это у меня нет даже близко. Плюхаюсь в постель, мгновенно засыпаю и сплю часа два. Полегчало.
На ужин заказала лазанью с овощами, грибами и сыром. Была обалденно вкусная, самая вкусная на треке.
В комнате очень холодно, и я иду спать, так и не осуществив помывку. Утро вечера мудреннее, помоюсь утром. Утром всё проще и легче.
Вот так закончился этот особенный день. Незабываемый день, какие иногда случаются в нашей жизни.
А завтра предстоит тоже нелёгкий переход. Но это — не перевал и не холод. Справлюсь, как справилась сегодня.

30.10.17. Мухтинат , точнее Ранипаува, (3700) — Джомсом (2720). Через Лупру (2790). 8 часов.

По разным причинам некоторые туристы отказываются от немалой части трека и заканчивают Кольцо Аннапурны в Мухтинате или Джомсоме, откуда можно добраться на транспорте до Покхары. Я же запланировала пройти Аннапурновский круг полностью, и причём — пешком. Поэтому, никаких джипов. Вперёд, ножками.
Едва оправившись от вчерашней крайней усталости, нужно было идти дальше, и день предстоял нелёгкий.
В отчётах многие советовали  идти из Мухтината в Джомсом через Лупру, дескать эта дорога очень красивая, и я решила последовать рекомендациям.
На карте, купленной в Катманду тропа через Лупру был обозначена чётко и понятно. Но карта — это одно, местность — совсем другое. С разметкой троп в Непале дела обстоят не идеально. Часто эта разметка просто-напросто отсутствует.
Мой портер, хоть и был на Кольце Аннапурны 70 раз (так он утверждает), по тропе через Лупру не ходил ни разу, то есть дороги не знает. Однако согласился пойти со мной и не пытался переубедить идти по джиповке через Кагбени. Хотя, конечно, жаль, что я не побывала в Кагбени. В отчётах пишут, что место интересное.
С утра всё же набралась смелости и приняла холодный душ. Затем, как обычно — завтрак, сборы, и трогаемся в путь.

У входа в гостиницу. Портер Харка одевает мой рюкзак.

Треккерская братия выходит на маршрут.

Прошли по городку и сразу за стоянкой джипов увидели указатель на Лупру. Повернули согласно указателю. Тропа была в начале чёткая, и даже несколько значков красно-белой разметки присутствовали.

Вид с тропы.

О, впереди показалось что-то интересненькое. Это вершина Дхаулагири выглянула из-за холмов.

Вид с тропы на городок Ранипаува.

Судя по карте, сначала мы должны были подняться на перевал Лубра, набрав примерно 100 метров высоты, а затем с перевала спуститься в ущелье, на берегу которого расположена Лупра, сбросив 1000 метров по вертикали.
Когда мы ступили на тропу, я явственно увидела, где находится  перевал. Видна была и тропа, разрезающая склон и ведущая к нему. Я была почти на 100% уверена, что это и есть перевал Лубра, и нам — туда.
Сказала об этом портеру, он кивнул в знак согласия и пошёл в другом направлении, по тропе, где ходят местные жители. Вот и пойми их, портеров. Но ему виднее.
Харка периодически что-то спрашивал у непальцев, проходивших мимо, и вдруг вообще свернул с тропы и пошёл прямо по холмам непонятно куда.

Идём по козьим тропам.

Я явственно видела ущелье впереди, и мы должны были в него спуститься. Я пыталась сказать об этом портеру, но он всё шёл и шёл безо всяких троп. Я за ним. И всё переживала, что мы уйдём в другую сторону, выйдем на джиповку, и ни в какую Лупру  не попадём. Правда, опасения мои были беспочвенны, джиповка была далеко, но я на карту не смотрела в тот момент, чтобы не останавливаться и не отстать от портера, поэтому сего факта знать не могла.

Впереди показалось ущелье Панда Кхола — глубокое и таинственное.

Шли мы и шли, и было даже интересно так поплутать, полюбоваться на снежные вершины.

Горная гряда Дхаулагири.

Хребет Дхаулагири и главная вершина 8172 метра (слева).

Вдруг портер Харка показывает вдаль и говорит: «Перевал — там». Конечно, это и есть перевал, который я видела утром. И от него явственно просматривается тропа, ведущая вниз, в ущелье.
Всё встало на свои места. Сомнений нет — нужно выходить на эту тропу.
Пройдя наискосок, опять по целине, мы в конце концов вышли на нужную тропу и пошли вниз.
Спуск был длинный, и временами очень крутой.
Мимо  пролетела команда велосипедистов, мы только удивлённо посмотрели им вслед. Крэйзи.
По дороге открывался вид на ущелье, красивое и загадочное, к которому мы подходили всё ближе.

Крутой и длинный спуск к ущелью Панда Кхола и велосипедисты, летящие по спуску.

Ущелье Панда Кхола. Таинственное и манящее.

Тропа привела нас к мостику через ущелье. Перешли на другую сторону реки, ещё несколько сот метров — и мы заходим в деревню Лупра.

Мост через реку Панда Кхола перед Лупрой.

Панда Кхола. Манящее ущелье.

На подходе к Лупре. Краски осени.

Деревня Лупра.

В Лупре сделали остановку. Здесь есть гомпа, относящаяся к добуддистской религии Бон (я её не видела, поскольку в тот момент о ней не знала). Деревенька колоритная и самобытная, находится вдали от туристических троп.  Туристов мало, и всего два лоджа.
Я выпила чайку и отдохнула от утренних приключений.
Затем мы пошли дальше, по указателю на Джомсом. Тропа идёт над рекой Панда Кхола. Дошли до висячего мостика через ущелье, но переходить по нему не было необходимости. Дорога по мостику, думаю, вела в Кагбени. Мы же посещение Кагбени не планировали. Мы шли в Джомсом. Информационный щит указывал, что идти надо прямо, и на нём было написано, что до Джомсома 2 часа ходьбы. Очень смелое заявление. И совсем не реальное. Мы от данного места шли до Джомсома  4,5 часа.
Тропа на этом участке вырублена в высоком крутом склоне. Дул сильнейший ветер. Тропа не очень широкая, высоко над ущельем. Временами мне было страшновато по ней идти, боялась, что сдует ветром 🙂
Частенько тропка то опускалась, то поднималась. Ходьба по ней не была простой.

Опасная тропа над ущельем Панда Кхола.

Вдали было видно, как ущелье, вдоль которого мы идём, вливается в другое, более крупное ущелье.
Это смотрелось, как какая-то фантастическая картина. Дно ущелья сложено из светлых пород. Оно очень широкое и по нему течёт узенькая речка. Берега высокие и скалистые. Впереди ущелье Кали-Гандаки, такое же светлое. Видно даже, как там двигаются машины, видимо по дну ущелья проходит дорога.

Тропа над ущельем. Вдали видно место, где Панда Кхола впадает в Кали-Гандаки.

И вот мы подошли к месту слияния нашего ущелья с Кали-Гандаки. Тропа резко обрывалась, и спуск в русло Кали-Гандаки был крутой и опасный, на нашем походном языке — стрёмный. Не стоило туда соваться.
Пришлось полазить по крутому склону в поисках нормального спуска. К нам присоединилась французская пара, мы вместе спустились по сыпучему склону (француз, надо заметить, помогал мне спускаться и подавал руку), но опять попали к отвесному обрыву.
Полезли назад, шарились, шарились и, наконец, отыскали приемлемый путь и спустились в русло, на джиповку. До Джомсома предстояло идти по ней километров примерно пять.

Место слияния Кали Гандаки и Панда Кхола. Медленно движутся джипы, пересекая русло.

Движение на дороге  Мухтинат — Бенни, куда мы попали, очень оживлённое. Я просто не знаю, какими словами описать весь этот ужас ходьбы по джиповке, где с завидной регулярностью каждые несколько минут проезжают джипы, автобусы, грузовики и мотоциклы. И каждое транспортное средство поднимает столб пыли, которой приходится дышать. В довершение к этому, мы должны были пройти мимо карьера, где вовсю работала тяжёлая техника и откуда шла сплошная пылевая завеса. Даже фантастические по красоте виды ущелья Кали-Гандаки не могли скрасить этого кошмара.

Пылища от карьера.

Картина будет неполной, если не упомянуть о ветре. Да, в ущелье дул знаменитый Кали-Гандакский ветер (это словосочетание я нашла в одном из отчётов на форуме Винского), и дул этот ветер не куда-нибудь, а прямо в лицо. И силища у этого ветра была неописуемая. Я поняла, что «влипла», но помнила о том, что в рюкзаке в аптечке у меня припасены медицинские маски. Я быстренько достала маску и одела её. Портеру Харке тоже дала, так называемый, намордник. Идти в маске стало чуть комфортнее. По крайней мере, пыль не попадает в лёгкие (так я думала).
Так я и шла: среди пыли, борясь со встречным ветром и в маске. Картина ещё та… Жалко, что не сфотографировала.
Ветер очень мешал движению, но мы шли, шли и шли, хоть и медленно. Местные ребята, едущие на мотоцикле, специально остановились, чтобы со мной сфотографироваться. В Непале до сих пор европейский турист — достопримечательность. Перебросились с молодыми непальцами парой фраз, и это немного отвлекло меня от нелёгкой переделки, в которую я попала.
Вдали показался Джомсом. Он уже отчётливо виден, и это поднимает у меня настроение. Правда, идти ещё далеко и долго, а силы уже на исходе, и сильнейший ветер дует в лицо. Но я иду вперёд, не останавливаясь. Хочется поскорее зайти в город и укрыться от этой страшной пыли.

Река Кали-Гандаки. Вдали виден Джомсом.

Суровые и прекрасные пейзажи долины Кали Гандаки по дороге в Джомсом (взгляд в сторону Кагбени).

И вот, наконец, мы в  Джомсоме! Аллилуя!
Здесь события стали развиваться как-то странно. Портер Харка пошёл вперёд по улицам города, причём шёл он довольно быстро. Я еле за ним поспевала.  Мы миновали автостанцию и вошли в туристический район, где на каждом шагу встречались гостиницы и гестхаузы. Мне уже хотелось где-то приземлиться, но Харка и не думал останавливаться. Он шёл на расстоянии нескольких десятков метров от меня, я ему кричала, хотела спросить, куда мы идём, но всё было бесполезно. У Харки в уши вставлены наушники, и он ничегошеньки не слышит, отгородился от мира.
Так я шла за ним долго. Полчаса, или больше. Силы кончились вообще, еле переставляла ноги. Пересекли весь Джомсом, перешли речку по мостику, а портер идёт и даже не обернётся, не посмотрит, иду ли я за ним.
Туристическая зона с гостиницами осталась позади, и начался район, где были только дома местных жителей. В какой-то момент мне стало ужасно обидно за себя от такого пренебрежительного отношения со стороны портера. Я присела отдохнуть в надежде, что он обернётся, увидит, что меня нет, и вернётся назад.
Но не тут-то было! Я просидела  минут 15, но Харка не вернулся. Я подумала, что видимо совсем не знаю непальскую ментальность, скорее всего, Харка не вернётся, и самое правильное сейчас — встать и идти дальше.
Я встала и пошла. Состояние моё было близко к отчаянию. Вокруг ни одного европейского туриста, только местные люди. Харки нигде не видно. Иду уже очень долго, скоро и город, наверное, кончится. Что делать-то?!
Тут я увидела некое государственное учреждение. На входе стоял охранник в форме, и я решила обратиться к нему за помощью. Описала ситуацию, что, дескать мой портер ушёл, и я не знаю, где он. Проходивший мимо молодой непалец остановился и тоже слушал мой рассказ. Он посоветовал мне обратиться в полицию и сказал, что это — близко, пять минут ходьбы по этой же улице.
Туда я и пошла. Без труда нашла полицейский участок, и вдруг вижу — на входе стоит мой рюкзак.  А вскоре и Харка подоспел. И тут я на своём минимальном английском высказала всё, что о нём думаю, вылила наружу своё накопившееся негодование. Что он не умеет контактировать с клиентами, что я позвоню в агенство и отправлю его домой, а себе найму другого портера. И наушники ему припомнила, что, дескать, вставит их в уши и ничего не слышит, не докричишься. Забегая вперёд, скажу, что после того, как я на него накричала, Харка изменился и стал «хорошим мальчиком». В последующие дни он шёл впереди и всё время оглядывался, смотрел, где я, ждал, если требовалось, и откликался по первому зову. Видно испугался, что я его сменю или не дам чаевых.
Оказывается, сегодня он так бежал, поскольку был очень голоден. А шли мы так далеко, чтобы поселиться рядом с остановкой, откуда отправляются общественные джипы (назавтра мы собирались проехать участок Джомсом — Гаса на джипе). Этих вещей он мне не потрудился объяснить. Думал, я, что, ясновидящая и умею читать его мысли?!
С гостиницами в Джомсоме ситуация такая — гостиницы дорогие, поскольку город большой и его посещает много народу, да и в этих дорогих гостиницах найти свободный номер непросто. Самое лучшее — это не останавливаться на ночлег в Джомсоме, а идти в соседний городок Марфу. До Марфы  ещё 5 километров, а было уже поздно, поэтому мы не пошли. Да и сил идти дальше у меня не было никаких.
Харка нашёл мне захудаленький номер без туалета и душа. Сама гостиница, правда, была неплохая. А еда в ресторане вообще — супер.
Я даже ухитрилась помыться в душе. При свете фонарика, поскольку временно отключили электричество (в Непале это часто случается). Вода в душе была холодная, но после пыльной бури, какую пришлось вынести сегодня, обойтись без мытья было невозможно.
Вот такой получился день. Мало было вчера на перевале испытаний холодом, высотой, длинным подъёмом, а затем и спуском, вот вам ещё добавка: испытание пылью и ветром.
Джомсом находится на высоте 2720 метров, и здесь теплее, чем в Мухтинате. Но всё равно, вечером — холодно.
Джомсом довольно симпатичный городок. Здесь на каждом шагу продают яблоки. Разных цветов и сортов. Было бы интересно погулять тут по улицам и купить яблочек. К сожалению, сделать этого мне не удалось. Мы пришли сюда поздно, и я была на пике усталости. После вчерашнего супер трудного дня, этот день тоже был очень тяжёлым и утомительным. Хотелось, как можно скорее очутиться в кровати и отдыхать, отдыхать, отдыхать. Что я и сделала после вкусного ужина, на котором впервые на треке заказала салат, и назывался он  «русский салат» (в его состав входили варёные овощи и помидоры).
Итог сегодняшнего дня — грех жаловаться, всё хорошо, но на душе остался неприятный осадок от  разборки с портером. Зараза Харка, омрачает мне удовольствие от трека, заставляет переживать, волноваться. Мало мне болезни и трудностей от маршрута, так ещё и портер попался, скажем так, не самый лучший. Нет, рюкзак он несёт исправно, сильный малый, даром, что похож на Маугли (это сходство отметили ребята Артур и Артём, с которыми мы познакомились на Тиличо). Но коммуникация со мной у Харки никудышная. В начале всё было в порядке, но затем он решил не напрягаться, вставит наушники в уши — и улетел. Не спросить ничего, не говоря о том, чтобы сам что-то объяснил. А ещё портер-гайд называется. Хорошо, что мы с ним объяснились сегодня. После этого он изменился в мою пользу. Внешне. Что там у него в душе творится — знать невозможно.

31.10.17. Джомсом (2720) — Калопани (2530). 7,5 часов.

Сегодня мы хотели проехать участок Джомсом — Гаса на джипе. Для этого и пёрлись на другой конец города, чтобы ночевать рядом с отправной точкой джипов. Но ещё с вечера выяснилось, что общественных джипов из Джомсома в Гасу нет, только частные. Однако, можно поехать и на автобусе.
Утром, в 8:30, вышли на автобусную остановку.
Да, чуть не забыла, — небольшая подробность о пребывании в гостинице. Когда пришло время платить, выясняется, что моя комната, а это была малюсенькая каморка без туалета и душа с оконцем во внутренний двор, стоит 1200 рупий (12$, что дорого для Непала). Я спрашиваю Харку: «Ты же говорил, что это стоит 500?». А он: «Нет, я говорил не 500, а 1500». Ни фига себе! За такое жильё! Я, видимо, неправильно его поняла.
Работник гостиницы, услышав наш диалог, тут же исправляет 1200 на 1500, и вместе с питанием для оплаты получается  3520 рупий. Такой крупной суммы я ещё ни разу не платила за весь трек. Но вынула деньги и отдала. А через 1-2 минуты мне вдруг возвращают 500 рупий. Видимо, прониклись, что я была настроена на другую сумму. Очень порядочно со стороны непальцев! Я была тронута.
Кстати, еда здесь была, как нигде, вкусна. И меню очень богатое. Про ужин я писала ранее, а на завтрак мне подали вкуснейший омлет, печёную картошечку с перцами, настоящую, отличную овсяную кашу, тосты и шикарный чёрный кофе, такой, как надо.
А теперь вернёмся к тому, что было после завтрака.
Пришли мы на остановку, и вскоре приехал местный непальский автобус. Харка стал что-то спрашивать у помощника водителя. Я в тонкостях непальского общественного транспорта не разбираюсь, но по интонации поняла, что в автобус нас сажать не хотят. Наверное, нет свободных мест, а ехать всё же 3,5 часа, да по ухабам. Стоя не поедешь.
С автобусом мне всё было ясно, и не теряя времени даром, я предложила Харке пойти пешком. Конечно, не до Гасы (это целых 33 км), а до Калопани (это поближе, километров 25). Да и помнится, Харка говорил, что Калопани — красивое место.
Пошли… Разумеется, пошли по джиповке, по правому берегу Кали-Гандаки. По левому берегу есть треккерская тропа, и предпочтительнее было бы идти по ней, вдали от джипов и пыли. Но я читала, что тропа эта очень трудная, она длиннее, на ней много подъёмов и спусков, а путь и так предстоит не близкий.
Идти по джиповке в начале, да и не только в начале, было страшно не комфортно. Лишь во второй половине пути, когда дорога шла через лес, ходьба  стала по настоящему приятной.
В целом мы идём на снижение высоты, но это вовсе не означает, что всё время будет спуск. Джиповка, вырубленная в каменистом склоне ущелья реки Кали-Гандаки, то поднимается, то спускается, но всё же, это — не треккерская тропа, и мы продвигаемся вперёд довольно быстро.

У меня трек, событие! А в непальских деревнях жизнь идёт своим чередом. Дети едут в школу. Но какие надписи на школьном автобусе!

Транспорта на дороге хватает — джипы, мотоциклы, автобусы, и за каждым проезжающим поднимается столб пыли. Жуть! Хорошо, что у меня были припасены медицинские маски — очень выручили! Большую часть пути я шла в маске.
Одна отрада — виды! Виды на участке Джомсом — Калопани были просто великолепнейшие! Их трудно описать словами.
Представьте, течёт себе речка по широкой долине. Сама речка не очень широкая, и течение её не очень быстрое. Высокие склоны-берега покрыты лесом. Вроде, ничего такого особенного и нет. Но вдруг за очередным изгибом ущелья вдали вырастает махина — гора, высотой, наверное, 7000 метров, вся покрытая снегом. Такая могучая громадина, возвышающаяся над округой. И ты идёшь, а эта махина всё время у тебя перед глазами и смотрит на тебя сверху. Потрясающе! Такое, наверное, может быть только в Непале.

На подходе к Марфе. Взгляд назад, в сторону Джомсома.

Прошли  селение Марфа. Очень милый туристический посёлочек. Чистенький, беленький. Яблочная столица. На каждом углу продают сушёные яблоки (не дёшево).

Улочки Марфы.

Монастырь в Марфе.

В Марфе я зашла в сувенирную лавку, чтобы сфотографироваться с местной жительницей, хозяйкой лавки. В результате купила у неё за 500 рупий небесно-голубые бусы из бирюзы  (сторговалась). 

С хозяйкой сувенирной лавки, где я купила бусы. Хозяйке столько же лет, сколько и мне. А я, кстати. выгляжу плохо. Губу разнесло до каких-то нереальных размеров, и от этого я страдаю не на шутку.

Прошли селение Тукуче. Не могу вспомнить, было ли там что-то особенное. А — красивые ворота на входе (не сфотографировала). Ну и факт, что дошли ещё до одного посёлка.

Путь по джиповке.

Огромная снежная гора сопровождает на на пути из Джомсома в Калопани.

Гора, от которой невозможно оторвать взгляд.

В Кобанге, в какой-то местной забегаловке выпила лимонного чаю и купила пачку бисквитов. Организм настойчиво требовал дозаправки.
Периодически подсматриваю в MAPS. ME, сколько осталось идти до Калопани. С удовольствием отмечаю, что  неплохо продвигаемся к цели.  Отличная аппликация  MAPS. ME!

Водопад возле Кобанга.

Яблоневые сады на выходе из Кобанга.

Вскоре после Кобанга  дорога стала влажной, и пыль практически исчезла. Идти стало просто в удовольствие. Вот так бы весь путь!

Дорога отклоняется вправо и обходит боковой приток. Скоро мы перейдём через него по мостику.

Виды продолжают радовать. Харка указывает мне на снежную вершину — Тукуче Пик (6920 м).

Сегодня мы могли бы ехать на таком автобусе, трясясь на ухабах. Но мы идём пешком, и я во все глаза любуюсь видами и испытываю удовольствие от ходьбы (когда нет пыли).

Вскоре дорога пошла сквозь сосновый лес. Я увидела, что направо отходит боковой трек на ледяной водопад Дхаулагири и Sekung Lake. Манящая, неведомая мне тропа. Очень манящая, но не сейчас…
Прошли через сосновый лес — и тут щит с надписью «Калопани» показыает, что нужно переходить речку по мостику. Написано, что до Калопани один час ходьбы. Знаем мы этот один час!  Для меня он превратится, в лучшем случае, в два. Но ничего, это уже реально близко.
Перешли речку по мостику и пошли по широкой дороге, но уже без джипов и автобусов. Среди леса и зелени, вдыхая свежий воздух. Просто кайф!

Прошли деревушку Кокхетханти. Настоящая непальская глубинка. Люди здесь живут по старинке, цвилизация почти не затронула это местечко, и туристы проходят мимо.
На подходе к Кокхетханти меня догнала девушка с рюкзаком и приветливо поздоровалась. Я её, конечно же, помнила. Мы были в одно и то же время в базовом лагере Тиличо, там я её и заприметила. Она была вместе с израильтянкой, и с ними шёл портер. С израильтянкой я перебрасывалась  парой фраз — в Шери Кхарке и при подъёме на перевал Торнг-Ла. Её спутница на иврите не говорила, но она мне запомнилась, поскольку — очень живая (даже показалось, что слишком шумная) и очень привлекательная внешне, можно сказать — красивая. Мы несколько раз ночевали с этими двумя девушками в одном и том же лодже.
И вдруг я встречаю её, и она идёт абсолютно одна. Я искренне ей обрадовалась, поскольку уже несколько дней у меня на треке не было друзей.  Познакомились — её зовут Изабель, и она живёт в Новой Зеландии. Даже с моим минимальным английским я поняла, что с израильтянкой, которую зовут Ноа, они познакомились в Катманду и часть трека вокруг Аннапурны шли вместе. Но после прохождения перевала  Ноа улетела домой, в Израиль, и теперь Изабель идёт одна и сама, безо всякого портера, несёт свой рюкзак. И сегодня она шла из Джомсома по сложной треккерской тропе и порядком устала. Я искренне восхитилась такой приятнейшей, красивой, смелой и сильной девушкой.

Изабель и я. Фото сделано на следующий день.

Мы тепло, по-дружески пообщались с Изабель, и она пошла быстрее, а мы с Харкой остались при своём темпе. Усталость уже давала о себе знать.

Вид на реку Кали — Гандаки на подходе к Калопани.

Наконей, опять перейдя на другой берег по мостику, мы вошли в Калопани. Ура!

Были в пути 7,5 часов. И это даже к лучшему, что нас не посадили в автобус, ведь я увидела потрясающие пейзажи и познакомилась с приятнейшей Изабель.
В Калопани есть роскошные по непальским меркам отели. Но очень дорогие.
Харка отправился на поиски лоджа с приемлемыми ценами. Вскоре вернулся, разводя руками, дескать мест нигде нет. «Всё заполнено — Full», — так и сказал. Но после случая в Шри Кхарке я ему не очень-то верила. Пошла искать жильё сама и в первом же встретившемся мне лодже  получила комнату.
Лодж  назывался «Hotel Black Horse Inn», а номер, в который меня поселили, был самым роскошным на всём треке. Чистейшая ванная комната, оборудованная новой итальянской сантехникой. Душ, в котором не кончается горячая вода. Унитаз. Широкая кровать с удобным матрасом. Белоснежное постельное бельё. Толстое тёплое одеяло. Бузукоризненно белое полотенце! Ну ваще! Всё удовольствие — 1500 рупий. Вай фая, правда, не было.

Калопани.

Еда тоже была вполне приличная, но похуже, чем в Джомсоме. Кушала я в гордом одиночестве, кроме меня, постояльцев здесь не было. Позже в гостиницу заселились  приехавшие на мотоциклах непальцы. А Изабель я не встретила, она поселилась в другом месте.
В шикарном номере я выспалась, как королева. Два раза принимала горячий душ — невиданная роскошь. С Сашей обменялись СМС-ками.
Надо заметить, что это был уже третий, очень напряжённый день подряд. И только пребывание в прекрасном номере со всеми удобствами помогло мне прийти в себя и хоть как-то справиться с усталостью.
Самочувствие моё неплохое, симптомы простуды как будто отступили, но происходит очень странная вещь — губа, поражённая герпесом, никак не заживает. Дни идут, но никакого улучшения не наступает, даже незначительного. Раны на губе глубокие и причиняют мне настоящие страдания. Не знаю, что с этим делать, но стараюсь быть оптимистичной.

P.S. В этом отеле в Калопани впервые в Непале не заедал дверной запор. Он был подогнан с большой точностью и начищен до блеска. И  легко закрывался безо всякой нервотрёпки (как в других местах).

Дверная задвижка в гостинице в Калопани.

Окончание: Калопани — Педи — Покхара.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s